30 мая 2020, суббота -
«Мой Архангельск» — партнер Яндекса по Региональной программе
myarh.ru / Новости

Футбольный клуб: Сергей Бунтман, Василий Уткин

26 сентября 2008, пятница - 22:12

С. БУНТМАН: Как и полагается по пятницам, в 22 часа с минутами. +7-985-970-4545 – телефон для смс. Кубок прошел. И у Ахмета, торговца из Казани, появился вечный вопрос: «Почему у нас игры на Кубок не престижны и клубы часто выставляют резервные составы? Что нужно сделать, чтобы повысить престиж Кубка?» Во-первых, я не согласен с постановкой вопроса.

В. УТКИН: Я тоже. Потому что здесь, Ахмет, нужно в первую очередь расширить кругозор. Игры на Кубок всегда, когда они появляются, это означает, что у команд появляется вторая игра на неделе. И не бывает такого режима, кроме концовки сезона, когда уже нет неважных игр… не то что неважных, а все игры решающие. В любой другой ситуации любая другая команда будет состав варьировать. И по-другому не бывает, Ахмет. Посмотрите на этой неделе были матчи Кубка лиги в Англии. На этой стадии турнира никто не пренебрегает Кубком лиги. Но играют и молодые футболисты.

В. УТКИН: Да. Но все равно проиграть в первом круге очень обидно.

С. БУНТМАН: В первом круге, это когда Премьер-лига чаще всего встречается неизвестно с кем. Но все равно на это плохо посмотрят. Но тем не менее это полуторные, вторые составы, это альтернативные составы, я бы не назвал их резервными.

С. БУНТМАН: Я понимаю, но здесь, помимо всего прочего, «Рубин» поступил прагматично. Конечно, очень хочется попытаться сделать сразу дубль, но он все равно не считается, так как у нас Кубок идет по-европейски…

С. БУНТМАН: Кубок у нас по-европейски, а чемпионат по-нашему. Здесь совершенно по-другому. Конечно, это престижно было бы сразу побороться потом за Кубок, но «Рубин» настолько близко к чемпионству, вряд ли теперь его, как лидера, кто-то съест, хотя бывает всякое. Но если съест, то все равно не съест его лигочемпионство. Это очень вряд ли. Поэтому сейчас «Рубин», когда ему нужно закрепить, зашить и подписать свое чемпионство в ближайших турах, конечно, «Рубину» рисковать полной отдачей и отдачей всех игроков на Кубок…

В. УТКИН: Было бы недальновидно. И не отвечало общему прагматичному образу клуба. Давайте говорить так, Ахмет. Если проблема в том, что составы не первые, какими мы с вами привыкли видеть (давайте на такой формулировке остановимся), то давайте в противовес посмотрим на состав участников одной четвертой. Мы увидим там большую московскую четверку: ЦСКА, «Локомотив», «Спартак», «Динамо». Мы увидим там футбольный клуб «Москва», мы увидим там «Рубин», мы увидим там «Томь» и «Сибирь». Вот две команды, которых там, что называется, по табели о рангах вполне могло не быть. Но из 8 мест 6 те, кому и надо.

С. БУНТМАН: Обязательно в одной четвертой финала кубка любой страны обязательно должна быть такая команда, как «Сибирь», из нижних дивизионов, но которая упорно бьется.

В. УТКИН: Это да. Но такой состав означает, что никто не пренебрегал.

С. БУНТМАН: Это естественно совершенно, болеть за «Томь», вне зависимости от других пристрастий. Просто сейчас не болеть невозможно, ни для Васи, ни для меня.

В. УТКИН: Это правда. Там сейчас в отчаянном совершенно положении пребывает последний день внучка Валерия Кузьмича Непомнящего. У нее в воскресенье матч ЦСКА – «Томь», в ЦСКА – папа, а в «Томи» – дедушка (смеется).

С. БУНТМАН: Не забудьте, что внучка Непомнящего… Вы ее цените, это она принесла все победы сборной России.

С. БУНТМАН: Неизменно приходя и сидя на одном и том же месте в редакции «НТВ+» «Футбольного клуба». Дальше. Обычный вопрос из Екатеринбурга: «Каковы шансы «Урала» на выход в Премьер-Лигу?»

В. УТКИН: По-моему, в эти выходные матч «Урал» – «Анжи» самый главный, если не ошибаюсь.

В. УТКИН: Я за «Анжи». Мне очень интересно посмотреть на тренера Тетрадзе. Притом что, конечно, «Урал» – это команда, которая много положила на этот алтарь, безусловно. Это не будет впечатленческой потерей, и то, и другое интересно, но я за «Анжи», просто чисто эмоционально.

В. УТКИН: Дима, Архангельск будет, и «НТВ+» будет, и будет Кубок УЕФА, который, впрочем, со следующего года будет по-другому называться.

В. УТКИН: Это мы назвали так, потому что еще нет адаптированной формы на русском, есть Europe League, по-английски это так звучит. Лига Европы, наверное.

С. БУНТМАН: Или Европейская лига. Понятно, что Лига чемпионов, Лига Европы. Наверное, по-русски так было бы лучше.

В. УТКИН: Современные названия турниров чем-то напоминают прежние названия миноносцев. Одна – Лига чемпионов, а другая Лига Европы. Понятно, что и та, и другая крутая. Один – «Стремительный», но другой – «Разящий».

В. УТКИН: «Стремительный», стремительнее уже нет, зато есть «Разящий», потом еще есть «Громокипящий».

С. БУНТМАН: Потом должны быть «Стремительный», «Свирепый», все на одну букву, если одной серии. Да, названия яркие. Будет и другая формула. Собираются разработать полновесный групповой этап этой новой Лиги Европы.

В. УТКИН: Я искал сегодня проект. По-моему, его нет. Пока есть только заявление о том, что это будет, конкретного проекта нет, не обнародован.

В. УТКИН: Да, там уже анонсированы телетрансляции в соответствии с новой сеткой.

С. БУНТМАН: Следующий цикл будет. Другое решение – до 24 команд расширить европейское первенство. Алексей Осин написал об этом блог, там вы можете с ним вступить в полемику или согласиться полностью. Ему это нравится. И он аргументирует это следующим образом. Он аргументирует тем, что расширение команд на Чемпионате мира (до 32, как сейчас дошло), это расширение носит в чем-то и политический характер. Потому что если бы игрались отборочные турниры не по континентам, а просто с нынешними средствами доставки футболистов из одного конца мира в другой (можно было бы это сделать), то, наверное, отбирались бы сильнейшие, а так как существуют квоты на континентах, то это расширение приводит к тому, что интересно, конечно, смотреть на свои команды, но к явному числу аутсайдеров большому, это Алеша так аргументирует. А Европа гораздо ровнее, в ней 24 будут все-таки интересны. Вот его аргумент.

В. УТКИН: Я бы поспорил во многом с точкой зрения Алексея, потому что я не согласен с тем, что Чемпионат мира по футболу с 32 командами страдает от политической конъюнктуры. Не согласен. В каком-то смысле, может быть, тоже на Чемпионате мира нам бы хотелось, чтобы европейских команд было больше, потому что, действительно, ровнее. Но, с другой-то стороны, отчего возникают перепады? Кажется, приехала на Чемпионат мира слабая команда, например Саудовская Аравия. Но не стоит забывать, что она первое место занимает в Азии. Если там была бы одна команда, это была бы Саудовская Аравия. Приезжает из Африки Того. Но Того – на одну секундочку – в отборе честно опередил Нигерию. И что же мы будем по этому поводу сокрушаться-то? У нас из Европы, случается, приезжает Латвия на Чемпионат Европы. Она никогда в жизни больше туда не попадет, естественно, 24 команды, маловероятно…

В. УТКИН: Попала, пошумела. Я получил большое удовольствие от комментирования матчей Латвии. Всякое бывает. Я думаю, что это не совсем подходящий аргумент. А что касается Чемпионата Европы, то, на мой взгляд, сказал «А», говори и «Б». Тогда давайте сделаем, чтобы четвертьфиналисты предыдущего турнира не играют отбор. Иначе у нас получается, что половина команд из отбора выходит. Пусть в отборе будет конкуренция. Пускай, ладно, будут неприкасаемые…

С. БУНТМАН: А вообще здесь можно отбор провести в две недели. Не играют, предположим, четвертьфиналисты или полуфиналисты, плюс хозяева не играют, ну, кто-то еще. А остальные – получится – разбиваются на пары.

В. УТКИН: Понимаешь, Сережа, здесь я хочу сказать, что политическую конъюнктуру можно усматривать в разных вещах. Если мы зададим себе вопрос: вот есть логика, которой руководствовались люди, принимавшие решение? Я думаю, что никто не возразит мне в том, что главным аргументом в принятии этого решения было увеличение количества матчей в финальной стадии для того, чтобы большее количество матчей покупало телевидение и увеличивался бы доход от телевидение и от рекламы. Это безусловно.

В. УТКИН: В том, что касается причин, влияющих на принятие решения, это главное. Но раз так, значит, мы теперь будем теперь кособокий отборочный турнир в этой связи, абсолютно кособокую систему выхода в play-off, куда не попадает…

С. БУНТМАН: Вспомните Чемпионаты мира, в которых было 24 команды, полистайте их историю.

В. УТКИН: Совершенно верно. У нас теперь будут выходить первые, вторые места и четыре из числа… Этот огромный отборочный турнир отсеивает 8 команд. Все можно простить за красивые матчи. Но спортивная составляющая, на мой взгляд, здесь теряет. И там, и там играют в первую очередь деловые и политические факторы, а нам остается выискивать что перевесит. Всегда будут иногда турниры скучные, иногда турниры веселые. Но мне представляется, что такое давление на финальный турнир в целом отодвинет турниры сборных, мне кажется, дальше.

С. БУНТМАН: Потом есть еще одна немаловажная вещь. Уже с 16 командами, когда Чемпионат Европы вышел на формат Чемпионатов мира классических времен, тогда уже появились трудности с его организацией: стали по две страны организовывать сейчас, и Чемпионат Европы тоже. Бельгия и Голландия, мы помним, как это было. И сейчас Австрия и Швейцария. 16 команд. Достаточно тяжело, при всей организации замечательной, которой Вася был свидетелем в Австрии и Швейцарии, все равно было тяжело его организовать, даже двум странам сейчас. А какие сложности испытывают страны Польша и Украина?

С. БУНТМАН: Аванс огромный. Уже сейчас, соглашаясь и смягчая какие-то принципы свои, когда Платини сказал, что пока остается при выполнении тех минимальных условий, которые сейчас поставлены перед Украиной и Польшей, они остаются хозяевами Чемпионата Европы, все равно… Смотрите, сократили число стадионов, на которых будут проводить. Дали им возможность сократить число стадионов. Это при 16 командах. Кто будет проводить 24-командные турниры? Кто? Объединенные усилия Германии и Франции, скажем?

В. УТКИН: Германия, конечно, одна справится. Наверное, способы Германия, Франция, Англия, Португалия с ее новыми стадионами какое-то время еще будет способна, Испания. Всё, я уже затормозил.

В. УТКИН: Это означает, что Россия теперь очень долго не проведет. Потому что главный дееспособный проект Чемпионата Европы в России был подан – и про который все говорили, что это может пройти, – это когда подали проект турнира в двух городах. Потому что это моментально решает гигантское количество объективно существующих проблем, которые для футбольного турнира решить невозможно. Это проблема дорог, проблема перемещения, проблема гостиниц в разных городах. Если Москва и Питер – эти проблемы снимаются. А так они остаются, животрепещут, продолжают животрепетать. Поэтому турнир из 24 команд мы очень нескоро проведем. Мы, конечно, очень богатая страна и, видимо, пока продолжим богатеть, что не может не радовать, но для того чтобы провести турнир в 24 команды, нам потребуется построить абсолютно современные дороги от Москвы хотя бы до Ростова, до Казани, чтобы не было вопроса: «До Казани доедет? До Москвы доедет или не доедет?» Должно быть, чтобы доезжало и даже пешком доходило. Я просто имею в виду, что это другой уже масштаб и уровень. Мне все-таки кажется, что число 16 было оптимальным.

С. БУНТМАН: Понятный, компактный достаточно турнир, с тяжелыми отборами, которые и были, и остаются самоценны.

В. УТКИН: Когда есть тяжелый отбор, сборная живет полноценной жизнью в любой момент времени. Если отбор уменьшается, что это будет? Это будет означать, что отбором будет кто-то пренебрегать. Это означает, что на протяжении всей своей жизни сборная будет уходить на второй план. А мы же знаем прекрасно, какая колоссальная борьба идет между клубами и федерациями национальными.

В. УТКИН: С другой стороны, Платини уже прекратил конфронтацию с G-14. Если я не ошибаюсь, G-14 вообще прекратил свое существование, это лоббистская организация клубов. Там они нашли общий язык. Тут и найти общий язык, и потерять общий язык очень легко в любую секунду.

С. БУНТМАН: Перейдя к 24 командам, вернуться назад будет невозможно. Это решение отрезательное.

В. УТКИН: Надо Колоскова позвать в «Спортивный канал» как-нибудь и обсудить эту проблему.

С. БУНТМАН: Подряд читаю. Миша: «Как вам гол большого Ромы?» Нормальный, трудовой, хороший гол.

С. БУНТМАН: Он везде вертится, в «Tube» всевозможных. Есть хороший, с нескольких ракурсов. Подача слева – Рома выпрыгивает выше всех.

Источник Эхо Москвы




«  Сентябрь, 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5