14 октября 2019, понедельник -
«Мой Архангельск» — партнер Яндекса по Региональной программе
myarh.ru / Новости

Вези меня, извозчик

27 января 2009, вторник - 16:26

На днях, после новогодних праздников, приходит ко мне «Российская газета». Что же, почитаем. Полистал я ее и нашел интересную для меня тему: почему полеты с VIP-пассажирами столь рискованны? («Улетное сафари», № 4 (4828)). Прочел эту статью и полностью согласился с ее автором. Хоть я служил далеко не летчиком, но все же в авиации, знакомых из летного состава имею. Они мне в свое время столько всего на эту тему порассказали...

Да, действительно, российский начальник на вертолете – это божеское наказание для пилотов. Вертолет они рассматривают как служебный автомобиль, ну и ведут себя, как на шоссе. А как они ведут себя на асфальте, я думаю, известно всем. И всем известно, что они при этом никогда не становятся виновниками аварий – это любой российский суд подтвердит. К примеру, когда джип Руцкого задавил пешехода, следствие доказало, что за рулем в это время никого не было. К сожалению, воздух не асфальт, ГАИ в небе тоже пока не прижилось, и в случае каких сомнительных ситуаций судить часто бывает просто некого.

Теоретически во время полета самый главный – командир экипажа, но только теоретически. Всякий, имеющий звание или должность выше, чем у него, считает своим долгом учить летчика «жизни». Иногда выходит просто смешно.

Прибыл как-то «полтинник» (ТУ-154) на Новую Землю. Самый обычный рейс – забрать и отвезти отпускников (главным образом, военных моряков) в Архангельск. Или в Мурманск, не важно. Дело, однако, осложнялось тем, что погода перед рейсом была нелетная, пассажиров скопилась масса, и всем улететь охота – время идет, отпуск тоже на месте не стоит. Разумеется, поскольку все пассажиры были военными, у них был старший, отвечающий за доставку личного состава по месту назначения. Ну, началась посадка. Счастливчики, проникшие в салон самолета, медными пятаками сияют. Все бы хорошо, но самолет-то не резиновый! Когда количество пассажиров превысило норму, командир экипажа прекратил посадку. Хватит, мол, ждите следующего борта. А когда он прибудет – может, завтра, а может, через неделю – никто поручиться не может. Потому как Арктика!

Те, кому не повезло влезть в самолет, стали громко возмущаться. Тут сквозь толпу штопором ихний старший. Подбегает к летчикам – так, мол, и так, почему остальных не берете? Ему в ответ – все, больше нельзя, мест нет. И тут старший такое сказанул…

«Вы меня не обманывайте! Думаете, если я «поплавок» (кличка надводников), то ничего не понимаю? Нет, меня не проведешь! Посмотрите, что на вашем самолете написано?» Летчики недоуменно уставились на фюзеляж: «Что, что… ТУ-154 написано, и что тут такого?» – «Вот именно, 154! А вы меньше сотни на борт взяли! Так что не пудрите нам мозги, забирайте остальных. Нас тут всего 152…»

История эта случилась еще в советское время. Собрался как-то один командующий (не скажу какой – те, кому выпало несчастье служить под его командованием, и так его узнают, а прочим имя это ничего не скажет) лететь в Москву. С этой целью прибыл на аэродром. И стал вокруг да около самолета ходить. Надо же было на этих «распущенных» авиаторов страху нагнать. Очень он любил, когда его боялись. Ну и его непосредственные подчиненные при одном его приближении разбегались, как по команде: «Воздух!»

В общем, ходит он вокруг самолета, а технари тем временем готовят технику к вылету. И что самое обидное, на командующего даже внимания не обращают – некогда им дурью маяться, работать надо. Чай, не «сапоги» (кличка пехоты, танкистов, десантников), делом заняты.

Решил командующий напомнить о себе. Подозвал одного технаря. «Ты кто такой?» (на технической форме одежды погон нет) – «Прапорщик Иванов.» – «А почему погоны не пришиты?» – «Так ведь на техничке не положено» – «Ты мне зубы не заговаривай! Забыл, что в армии служишь? Погоны мешают? Вот я сейчас тебя их лишу! Живо ступай пришивать! Пришьешь – доложишь!»

Прапорщик пожал плечами и пошел от самолета, чтобы не дразнить дурака. Командующий тут же переключился на другого. «А ты кто такой? Капитан? Почему стоишь, не боишься? Ступай, проконтролируй прапорщика. Кругом, шагом марш!»

Тут вокруг командующего как-то само собой образовалось пустое пространство. Технари куда-то испарились. Возле самолета остался всего один тип. Стоял и нагло так не боялся генерала. «Ты кто такой?» – «Командир корабля» (воздушного) – «Ну так и ступай на свой корабль!» – вынес командирское решение генерал. Командир экипажа удивился и пошел себе с аэродрома…

Все бы ничего, но кто будет готовить самолет к вылету? Видя такую картину, летное начальство под каким-то предлогом увело командующего от самолета. Работы продолжились. Когда они были завершены, старший техник позвонил на высотку – все готово, личный состав в укрытии, запускайте генерала.

Снова генеральский уазик подъехал к самолету. Из него вылез молодой «лейтеха» – краснопогонник – адъютант командующего. Стал звать летчиков. Командир корабля вылез из самолета: «Чего тебе?» «Командующий приказал заправить две тонны керосина дополнительно, на всякий случай».

Немая сцена среди летчиков! Дело в том, что каждый вылет такого самолета и на такую дальность – а лететь надо было довольно далеко – требует точного расчета. Необходимо учесть скорость и направление ветра, вес забираемого груза, вообще, массу факторов, вплоть до вращения Земли. По-иному летает только сельскохозяйственная авиация – их «кукурузники» могут и спланировать в случае чего, и на кухонный стол приземлиться (шутка). А тут вдруг в эти расчеты влез генерал с его дурацкой перестраховкой! И ведь никак такому не объяснишь, что две тонны – это конец всем расчетам.

«Ладно, иди, скажи своему командующему, что заправили мы эти две тонны». Не уходит. Стоит, горемыка, чуть не плачет. «Мне командующий приказал от вас не отходить, пока две тонны не зальете!» Летчики переглянулись. Было даже не смешно. В общем, пришлось вызывать ТЗ (топливозаправщик), имитировать долив этих злосчастных двух тонн. С которыми, будь они в самом деле залиты, можно было и не долететь до места...

«Пункт первый: «Начальник всегда прав!» Пункт второй: «Если начальник не прав, действуй согласно пункту первому».

Однако, в советское время начальники так себя вели редко. Понимали, что они не всезнающие и не всемогущие. Понимание это стало исчезать во времена российские. Появились купеческие замашки, дурная спесь. «У нас все схвачено, за все заплачено!» Какие-такие технические возможности, какие-такие законы природы? Надо будет, Госдума любой закон природы примет! Вот только на смерть «влиять» никому невозможно… На дворе стоит XXI век, а сознание номенклатуры тяготеет ко «временам Очаковским и покоренью Крыма».

Как пишет «Российская газета», «по словам экспертов по авиационной безопасности, в их среде уже негласно бытует термин: “летная невменяемость экипажа”. Это когда угроза безопасности полета беспокоит летчика меньше, чем риск разочаровать VIP-пассажира». Ишь, как выдрессировали «дорогих россиян».

Впрочем, у нас в России смерти всегда боялись меньше, чем недовольства начальства. Во времена атомной бомбы и интернета это может привести к катастрофическим последствиям. Даже для самих начальников…

Источник gorgazeta.newspskov.ru




«  Январь, 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1