16 декабря 2019, понедельник -
«Мой Архангельск» — партнер Яндекса по Региональной программе
myarh.ru / Новости

Футбольный клуб: Василий Уткин

23 января 2009, пятница - 23:10

С. БУНТМАН: Добрый вечер. Мы начинаем «Футбольный клуб», очередное заседание. Если Василий Уткин отвлечется чуть-чуть с девайсов и гаджетов…

В. УТКИН: Да, я уже отвлекся. Я решал просто очень важный вопрос. Чрезвычайной важности вопрос. Я его уже решил.

С. БУНТМАН: Хорошо. Все вопросы решены. Теперь переходим к вашим вопросам, +7-985-970-4545. Телефон мы тоже послушаем, 363-3659. Я помню, у нас была замечательная лекция в институте, Лев Николаевич Андронников, был такой человек, он рассказывал долго и страшно занудливо…

С. БУНТМАН: Он начинал всегда: «Я Лев Николаевич, но не Толстой. Андронников, но не Ираклий». Это неизменная шутка его была. Он рассказывал, как договаривались по выплатам Ленд-лиза. И вот американцы говорят: «Вы нам должны столько-то миллиардов долларов». Наши говорят: «Давайте сядем посчитаем». И вся лекция, пока они сойдутся в одной точке, вот это длилась вся лекция, выплаты по Ленд-лизу. У меня такое ощущение, что вот это «вы нам должны 15 млрд.»… Вот эта вся история Аршавина, она сводится к этой лекции Льва Николаевича Андронникова, покойного, царствие ему небесное. Такая заунывная история: давайте сядем посчитаем. Сели, посчитали.

В. УТКИН: Для того чтобы программа не была похожа на эту лекцию, нам все-таки нужно что-то предпринять.

В. УТКИН: Если бы мы могли… Или, допустим, окончательно его не продавать. Но это не в наших силах. Просто я думаю, что в своем обсуждении история давно уже совсем бесплодна. Как можно подходить к вопросу о том, что получится из перехода, пока он еще не состоялся? Можно мысленно приложить игрока к тому или иному клубу. Но я думаю, что нет такого клуба в Европе, к которому бы Аршавина уже не прикладывали, как пластырь такой целебный. Можно долго спорить о том, сколько он стоит. Но я думаю, что история с Аршавиным, наверное, первая наша такая история с участием российского футболиста в современные времена. Конечно, футболисты и раньше переходили за деньги, и раньше бывали такие споры, но все-таки сейчас совсем другое развитие получила и пресса, и совсем в другом роде растекается информация по миру, и совсем с другой регулярностью и частотой. Так что для нас это в каком-то смысле первая подобная история. И мы можем из нее сделать очень интересные выводы. Это очень хороший пример того, что цены футболиста вне сделки не существует. Цена футболиста – это не коэффициент его мастерства. Многие так думают до сих пор, но это не так. Потому что иначе на каждом футболисте был бы своеобразный ценник, или, по крайней мере, коэффициент, на который нужно было бы что-то умножать.

В. УТКИН: Формирование цены не понятно, и никогда понятно не будет. Потому что клуб, которому футболист нужен, заплатит за него столько, сколько он может заплатить. Клуб, который считает нужным футболиста продать, исключительно потому что он считает необходимым на нем заработать, будет продавать его за того сумму, которую он считает необходимо за него получить.

С. БУНТМАН: Или не продавать ни за какую сумму, как Кака в «Манчестер Сити».

В. УТКИН: Или не продавать, например, да. Там по-другому несколько встал вопрос с Кака. Там, мы знаем из слов Берлускони…

В. УТКИН: Он дал ему карт-бланш. Если хочешь, мы тебя продадим. Если не хочешь… Мы ж Кака не покупаем… Это только глупые люди на месте Берлускони: «Он потерял 100 млн. фунтов». Нет, он не потерял 100 млн. фунтов, он сохранил Кака. Он мог бы за него получить 100 млн. фунтов. Но если он его оставляет, он не теряет эти деньги. Так что у Берлускони были ситуация, когда он был полностью в шоколаде: и так хорошо, и так нормально. Кака, ты как хочешь? «Кака любовь?», как в кино, помните, было. Кака – любовь…

С. БУНТМАН: Но здесь еще не упустил случая г-н Берлускони вставить шпильку «Манчестер Юнайтед», история с Криштиану Роналду: «Вот мы-то Кака, а эти…»

В. УТКИН: Потому что он политик, а сэр Алекс Фергюсон… Берлускони – это политик, который вставлял себе в плешь волосы.

В. УТКИН: А сэр Алекс, он тренер, от него, может быть, луком иногда пахнет, это совершенно никакого значения не имеет.

С. БУНТМАН: Как он замечательно выходил разбираться в драке, в трениках, сурово.

В. УТКИН: Если бы от Берлускони пахло луком, он не был бы политиком. Мало того, он бы, скорее всего, не занимался телевидением. А вот сэр Алекс, если бы вставил себе в голову волосы новые, я думаю, он бы перестал быть сэром Алексом.

С. БУНТМАН: Хорошо. Давайте оставим историю с «Зенитом». Тут самое остроумное предложение было в подборке на sports.ru – поменять, в тело Риксона мозги Аршавина и наоборот, такая «Любовь-морковь-3». Потому что Риксон тут заявил, после того как его отправили в дубль сейчас, что лучше клуба, чем «Зенит», на свете нет, «как я хочу в нем играть и продолжать играть».

В. УТКИН: Интересно, как бы мозг Аршавина воспринимал на теле Риксона татуировки?

С. БУНТМАН: Алексей Осин. Ты хочешь что-то сказать, Алексей Осин? Ничего не хочешь сказать в «Футбольном клубе».

А. ОСИН: Сенсации никакой нет. Аршавина не продали. Следим весь день.

А. ОСИН: Нет, не продается. Такая Кака нужна самому, как говорится.

В. УТКИН: Така Кака нужна самому. Мы говорим на прекрасные отвлеченные темы. Потому что на самом деле в мире ничего существенного не происходит. Могли бы обсуждать, например, реалии клубных турниров европейских, национальных чемпионатов. Но сомневаюсь, что они сильно интересны всем. Я говорю о чем? О том, что трансферный рынок по сути стоит. Если бы не эта эксцентричная история с Кака. И если бы не этот бесконечный сериал об Аршавине, событийно мы были бы в полном вакууме.

С. БУНТМАН: Не знаю, что там будет. Или что сказал Реднапп: «Не знаю, кто набирал эту команду».

С. БУНТМАН: После матча на Кубок лиги, который проигрывал в основное время. А Павлюченко так и не понял, почему они играли дополнительное время. У меня такое ощущение, что ему на 90-й минуте сказали, что дополнительное время.

С. БУНТМАН: Он считал, что они вылетели, потому что они выиграли у себя 4:1, проиграли в гостях 0:3. А тут он узнал, что еще надо играть 30 минут, и забил там гол.

В. УТКИН: Вот вопрос о перспективах Павлюченко, о его будущем в «Тоттенхэме», о том угрожает ли его месту в составе появление нового футболиста по имени Дефо, например? Как только происходит матч «Тоттенхэма», у меня на конференции обязательно возникает 1-2 вопроса о судьбе Павлюченко глобально: «А теперь как?»

С. БУНТМАН: А никак. К нему купили Дефо. Ему купили Дефо.

В. УТКИН: Может быть, и не Бенту купили Дефо. Это на самом деле технический вопрос. Просто сейчас в этом вопросе досконально разобраться невозможно. Павлюченко играет в команде, у которой нет игры, у которой тренер сам признал, что он не знает, как ее построить, и не понимает, как из этих слагаемых выстроить нечто целое, поэтому нужны какие-то новые слагаемые. Футбол – игра коллективная, мы не можем оценивать… Как, например, можно было оценивать перспективы Павлюченко, когда он сидел в дубле «Спартака». Он был самим собой.

В. УТКИН: Вот так же и сейчас примерно. Хотя он не находится в дубле «Спартака». Сейчас всё развивается, с точки зрения индивидуальной, на мой взгляд, нормально. Потому что он играет, он забивает. Играет он совсем не мало, забивает он тоже вовсе не мало. У него происходит нормальный стартовый сезон.

В. УТКИН: И самое главное, что мы убеждаемся в адаптации. Адаптация – это ведь фактор житейский, а не спортивный, в первую очередь. Никаких проблем у него не было. Это очень приятно. Так что дальше как будет развиваться, это все зависит от судьбы «Тоттенхэма», на 100 процентов. Станет ли он наконец командой, будет он играть в футбол, как мы привыкли называть эту игру.

С. БУНТМАН: Там совершенно не понятные вещи происходят. При счете 0:2 – это касается и футбола, касается и Павлюченко – вместо кого выпустили Павлюченко тогда? Бенту не было, он был болен. Выпускают вместо Модрича. «Все бегут вперед» это называется. У них в середине поля нет никого. Это расчет на то, что «Бернли» когда-нибудь сломается. Да, действительно, так и происходило, и Павлюченко мог забить гол в основное время, и там уже не играть эти самые 30 минут. Но сломалось всё, там не было никого в середине. И так-то у Модрича далеко не всегда получается конструкция игры. Но тут и этого-то не было. И попыток не было.

В. УТКИН: Так в кубковых матчах бывает. Хотя, конечно, это не делает чести тренеру. И в этом смысле я могу поставить в пример матч, который игрался одновременно и параллельно в другой стране, «Валенсия» – «Севилья»...

В. УТКИН: Там был матч, как «Тоттенхэм» – «Бернли», не самого великого качества, хотя гораздо более высокого качества как матч. Но там тренеры работали гораздо тоньше. Впрочем, им не нужно задаваться вопросом, кто для них набирал эти команды. Тут спрашивают еще про Глеба в «Барселоне». Мы давно про это не говорили. Поскольку сейчас в Испании завершен первый круг, результаты «Барселоны», они заставляют собой любоваться, как и игра команды. В общем, можно поговорить о Глебе. «Барселона» не «Тоттенхэм», всем понятно, во что она играет, никому не понятно, как ей противостоять. И даже если понятно головой, не понятно, как это сделать ногами. На мой взгляд, ситуация с Глебом достаточно проста. Он был нужен этой команде, нужен сейчас, он был в числе новичков. Хочу обратить внимание, что новички в «Барселоне» все играют. Все играют довольно много. Все сыграли больше 10 матчей, за одним исключением, за исключением защитника Мартина Касереса. Наверное, здесь фокус просто в том, что в защите ротация состава менее применима. И Касерес оказался в ситуации, когда ему путь в состав лежит непосредственно через Пуйоля, а Пуйоль – капитал команды. Потому что и Касерес и Пуйоль – это два защитника в «Барселоне», которые самые что ни на есть защитные защитники. Они не играют в пас, зато они дико цепкие персональщики, они очень быстрые, они прекрасно играют во всё, что касается отборы. У Пуйоль разносторонней, он еще может играть с краю. А Касерес может играть только в центре. Там два таких игрока не нужно. Там и Пуйоль не очень нужен, просто он Пуйоль, он сам по себе команде необходим. А если Пуйоль уходит на фланг, то в центре играют футболисты, которые с мячом обращаются гораздо лучше. Это факт. Так что это отдельная история. А Глеб, если смотреть по сторонам, увидеть, как адаптировались другие новички в команде, Даниэл Алвес в первую очередь, Сейду Кейта. Глеб попал под ситуацию, когда, во-первых, он получил травму. В момент, когда игра у «Барселоны» перешла от нестабильной, неровной, среднего качества к той монолитности, которую она потом укрепила в себе и обрела до конца, это время Глеб пропустил из-за травмы. Это очень неприятное для него совпадение. А сейчас «Барселона» рассматривает Глеба как игрока тройки нападения. А тр

Источник Эхо Москвы




«  Январь, 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1