25 марта 2019, понедельник -
«Мой Архангельск» — партнер Яндекса по Региональной программе
myarh.ru / Новости

Режиссер Юрий Волкогон: Путь на Мангазею был трудным, но мы прорвались

12 января 2009, понедельник - 13:46

Известный уральский режиссер Юрий Волкогон закончил работу над масштабным историческим фильмом ,«Серебро», который в наступившем году будет показан на федеральном канале. Снимали эпопею всем Уралом, а среди исполнителей – один из ведущих актеров Челябинского драмтеатра Юрий Цапник и даже сам директор театра Игорь Лопаткин.

Как власть боролась с «олигархами» четыреста лет назад, почему актерам приходилось играть в термобелье для альпинистов, почему останавливались съемки, и когда зрители увидят киноэпопею – в эксклюзивном интервью Агентству новостей «Доступ» рассказали режиссер Юрий Волкогон и актер Юрий Цапник.

«Серебро» (первоначальное название «Путь на Мангазею») – 12-серийный телевизионный художественный фильм. Время действия – начало XVII века, период окончания Смуты и воцарения династии Романовых. Место действия – весь Урало-Сибирский регион, дорога из Москвы – через Урал – в тундру. Мангазея – это богатый торгово-промысловый город в Западной Сибири. Сюжет фильма строится на расследовании, почему прекратились поступления в казну сибирской пушнины и откуда в государственном обороте стали появляться фальшивые серебряные монеты. Подъячий Разбойного приказа Тихон Редькин со своими товарищами преодолевает тысячи верст, по пути подвергаясь многим опасностям и встречая самобытных людей с настоящим уральским характером.

Юрий Волкогон. Закончил факультет театральной режиссуры Челябинского государственного института культуры, режиссерское отделение Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве. Постановщик фильмов «Здравия желаю» (приз Международного кинофестиваля в Киеве), «И если я нарушу…», «Сказка на ночь». Продюсер киномюзикла «Быть влюбленным» и анимационной ленты «Парк», получившей главный приз Международного кинофестиваля в Лондоне. Член Союза кинематографистов России.

«Доступ»: Юрий Сергеевич, на создание фильма «Серебро» – подготовительный период и съемки – в общей сложности ушло пять лет. Почему вас заинтересовал именно этот материал, что ради него вы потратили такой кусок жизни?

Юрий Волкогон: Это историческое время было очень драматичным. Смена эпох, династий. Кончилась Смута, пришли Романовы. Такие сломы всегда интересно рассматривать. Мы ведь очень приблизительно знаем о том, какие события сопровождали появление юного царя. Этот мальчик пятнадцатилетний, Михаил Федорович – что за ним стояло? Когда разрабатывался сценарий, я очень многое для себя открыл. Например, какую мощную роль сыграл в становлении страны Урало-Сибирский регион. При этом было и противостояние, и непринятие юного государя местными богатейшими людьми, тем же Строгановым. Но самого царя, как и всякие дворцовые интриги, мы не показываем. Меня интересовали люди, которые были направлены на Урал из Москвы, и то, что их здесь ждало.

А что касается длительности… Мы же очень быстро сняли, надо сказать, всего за год. Притом что постановка сложная, историческая. Много визуальных построений, спецэффектов, которые связаны больше с кино-, а не телеязыком. Хотя в фильме 12 серий, но это не сериальный продукт, а полноценный телевизионный фильм.

«Доступ»: Эта масштабная эпопея, пожалуй, самый значительный кинопроект на Урале за последние годы…

Ю.В.: Такие проекты просто не делаются. В реализации нашего принимал участие практически весь Урал. Большая часть финансирования – от правительств Свердловской области и ЯНАО. Техническая поддержка – от руководства ХМАО и компании «Югра». База, организация всего процесса – Свердловская киностудия. Финансово поддержала проект и «Единая Россия» с мотивацией «нам нужны патриотические фильмы»…

«Доступ»: Ну, и досталось же вам за эту поддержку… Некоторое время назад проект подвергся настоящей информационной атаке. Всякие вещи неприятные писали о съемках. Откуда этот негатив?

Ю.В.: Говорят, скандал добавляет популярности. Но мне такие скандалы не нужны. Мне вообще говорить неприятно на эту тему. Она выходит за рамки творчества, перемещаясь в плоскость сведения политических счетов. Нас просто для этого использовали.

Волна пошла от региональных политиков. Мне выделили государственные деньги, да еще «Единая Россия» поддержала, и оказалось, что я перешел дорогу каким-то партийным, депутатским группировкам. Не буду называть фамилию этого политика, но по одному депутатскому запросу я получил прокурорскую проверку с выемкой документов. Пытались обвинить в нецелевом использовании денег – мол, я уже на «Бентли» езжу. Посыл был такой: «Дают непонятно кому деньги, лучше б учителям и врачам раздали, снимают черти что…»

Мы все проверки выдержали. Ничего противозаконного у нас не нашли, но съемочный процесс был остановлен почти на месяц!

После всех оскорбительных публикаций в прессе я даже в суд хотел обратиться. Но умные люди мне сказали – брось, это же проплаченные статьи, не обращай внимания.

А вот в кинематографической среде завистников, недоброжелателей и тех, кто вставляет палки в колеса, у меня не было. Коллеги, наоборот, по-дружески поддерживали – давай, прорвись, проект сложный.

Ю.В.: Около четырех миллионов долларов. Когда он официально был опубликован, в Москве все очень удивились: «За такие деньги невозможно снять большой исторический фильм!» Нам же нужно было лошадей учить, сложные костюмы шить, оружие изготавливать, чтоб оно стреляло, а не просто красиво смотрелось – все эти мушкеты, пушки. Декорации строить – а они у нас не фанерные. А струги шестивесельные – они ведь плавают по-настоящему. Мы «вылезли» на энтузиазме, опыте, уральской смекалке.

«Доступ»: Да еще и природные условия… Чего стоят многочасовые съемки в 25-градусный мороз. Как вы выдержали?

Ю.В.: Сложно было. Тот же снег расчистить. Приезжаем на натуру в Пермскую область, а там накануне завалило все: сугробы – чуть не в человеческий рост. В другой раз, уже в тундре, аппаратуру приходилось отогревать в специальных палатках, чтобы дорогая техника просто не «крякнула». Актеры и каскадеры под костюмы надевали термобелье. Нам его фирма поставляла, которая альпинистов снаряжает для восхождения на вершины. Забота была не заморозить людей до воспаления легких.

«Доступ»: Ну, актеры к морозам должны быть привычны – вы ведь большинство исполнителей нашли как раз на Урале и в Сибири?

Ю.В.: Мы провели огромный кастинг – от Владивостока до Архангельска, но я остановил свой выбор на уральских артистах. Это определенная ментальность, тип человека. И здесь очень много талантливых актеров: не медийных лиц, а именно АКТЕРОВ.

Одна из ролей – приказный дьяк Редькин, отец главного героя – писалась специально на известного артиста челябинского драмтеатра Юрия Цапника. Я отталкивался не только от профессионального опыта Юры, но и от его личности.

А на главную роль – Тихона Редькина – планировалось пригласить настоящего сына Юры, Яна. Но он сейчас – востребованный московский актер, у него уже были договоренности об участии в других серьезных проектах, так что не срослось. Пришлось искать исполнителя и внешне, и по характеру похожего на Юрия.

Кстати, со старшим Цапником у нас тоже до этого много лет не «срасталось». То он занят, то с проектами что-то происходило. А снять его я давно мечтал. Ведь мы знакомы с молодости.

Юрий Цапник. После окончания Иркутского театрального училища работал в Иркутском облдрамтеатре, затем – в Челябинском ТЮЗе, а с 1970 года – в Челябинском театре драмы. Лауреат фестиваля драматургии Польской народной республики (1984 г.) Всего в ЧГАТД сыграно более 90 ролей, сейчас Юрий Цапник активно задействован в текущем репертуаре театра драмы им. Наума Орлова, один из ведущих актеров. Народный артист России.

Ю.Ц.: Я пригласил Юрия Волкогона на юбилей, свое «столетие» – 60 лет от роду и 40 лет творческой деятельности. И он мне, можно сказать, сделал такой подарок – роль.

Заслуга Волкогона в том, что он собрал удивительную съемочную группу, где каждый думает не о себе, а об общем деле. Наверное, это сейчас присуще только людям, не живущим в столице. На площадке сложилась семья, и с каждым днем она все роднее и роднее. Жаль, что по окончании съемок группа расформировывается, и жизнь людей разбрасывает.

«Доступ»: Ваш персонаж – приказный дьяк – человек ведь страшный по сути. Полномочий у него много: казнить, миловать… Что для Вас было главным в этой роли?

Ю.Ц.: Там переплетаются тема служебная и тема семейная – служение стране и взаимоотношения с сыном. Так вот главным было показать: это вещи одного порядка. Государственные дела, забота о благе Родины и беспокойство о родном человеке. Это все в одном флаконе, и не знаешь, что больше и дороже.

«Доступ»: Театральному актеру приходится перестраиваться на «киношные» рельсы. Как такая перестройка дается?

Ю.Ц.: Специфика театра и кино разная совершенно. В театре проживаешь судьбу в течение спектакля, логично все развивается. А в кино сегодня снимаем финальную серию, в последний рабочий день – начальные кадры. Даже одну сцену дробим на дубли с разными ракурсами. А надо же попасть в интонацию, в темп, в настроение. Потом склеят, и если не попал – все…

В театре все на уровне представления, надо, чтобы тебя до последнего ряда услышали и поняли. А в кино бровь поднял – уже мизансцена. Более искренне надо через себя все пропустить и не соврать.

Поначалу я несколько смущался. Режиссер кричит: «Снято!» Маюсь-маюсь, подойду к Юре – охота же чего-то услышать. «Ну, как, – говорю, – не стыдно?» – «Да все нормально». – «Может, замечания есть?» – «Если б были – я б уже сказал».

Ю.Ц.: Планирование хорошо было выстроено. Графики сочетались сложно, но удалось договориться. За месяц-полтора сообщали, какие у меня будут съемочные дни, и в театре я старался под эти даты все подогнать. Когда кино не в ущерб, тогда это взаимное обогащение. Экран, узнаваемость актера – это ведь все-таки реклама театру. Так что руководство не против.

«Доступ»: Еще как не против. Если даже сам директор драмтеатра в этом же фильме снимается…

Ю.В.: Да, у Игоря Лопаткина там небольшая роль Легонта. Он такими вкраплениями с седьмой по двенадцатую серию появляется. Маловато, конечно, можно было бы Игоря использовать в роли покрупнее…

А вообще, вспомните, какая была потрясающая динамика развития театра «Ленком», когда Марк Захаров стал активно сотрудничать с кино и телевидением, постоянно снимать своих актеров. Это очень показательный пример.

«Доступ»: Когда, наконец, можно будет увидеть результат ваших трудов? Насколько известно, премьерный показ был запланирован на прошедшую осень, но потом перенесен на неопределенное время…

Ю.В.: Там были чисто технические вопросы, они уже решены. Вы же знаете, какая сейчас ситуация из-за финансового кризиса. Нам крупно повезло: мы уже находились в монтажно-тонировочном периоде, когда это все разразилось. Сейчас по стране остановилось где-то под восемьдесят кинофильмов, и еще около ста сериалов встало. Нам, слава Богу, удалось достойно завершить проект. Не быстро-быстро, а достойно.

Сейчас фильм готов, представлен. Пока рано говорить, но его уже попросили на несколько зарубежных фестивалей. В этом году он будет показан и на канале «Россия». А вот когда – зависит от их сетки вещания. Тут уж я не могу прогнозировать.

P.S. В подарок читателям Агентства новостей «Доступ» от режиссера Юрия Волкогона – фрагмент исторической саги «Серебро».

Источник Доступ1




«  Январь, 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1